Объявления

Дневник российского беженца. Часть 4-я. «Надежда – самая лучшая из вещей»

(Окончание)

Дневник российского беженца. Часть 4-я. «Надежда – самая лучшая из вещей»
Дневник российского беженца. Часть 4-я. «Надежда – самая лучшая из вещей»

Интервью вовремя не началось. Это было ожидаемо, потому что здесь ничего не начиналось вовремя. Приятно удивила работа адвоката. Британская подданная Ее Величества с азиатской внешностью добросовестно подготовилась и сделала все, о чем мы с ней договаривались. С ней пришел переводчик. Слышу, по-русски говорит и все понимает, но с акцентом. Оказалось, грузин. Но его функция была не существенна: сидеть в углу и слушать, и только в конце его спросят, есть ли какие-то замечания на предмет перевода. Адвокат все интервью записывала в ноутбук.

Офицер-интервьюер пришел со своим переводчиком. Он оказался русским. И, примерно, в 9:30 стартовало интервью. В час дня офицер объявил перерыв на ланч. Продолжили мы в два, а закончили около пяти вечера.

После интервью понять, каково будет решение, не представлялось возможным. Но я точно знал, что с интервью я справился, на все вопросы отвечал четко и по существу. Так что все, что зависило от меня, я сделал. В этом плане я был спокоен, дальнейшее уже было вне моей власти.

Интервью было вторник, мне сказали, что решение объявят в пятницу. Всю пятницу я ждал, как на иголках, но ничего не происходило. Все та же рутина тюрьмы, именуемой иммиграционным центром.

Дважды меня навещали мои английские друзья, проделавшие неблизкий путь в западную часть Лондона. На встречу с посетителями не разрешалось ничего брать, обыскивали на совесть. Да я и не собирался...

Иногда я вспоминал знаменитое довлатовское из «Зоны»:

- Наступит дембель, приеду я в родное Запорожье. Зайду в нормальный человеческий сортир. Постелю у ног газету с кроссвордом. Открою полбанки. И закайфую, как эмирский бухар...

Дни шли, а решения Home Office все не было. Позвонила адвокат, сказала, что имела беседу с теми, в чьих руках моя судьба. Ответ был такой: ваше дело «очень сложное, нам нужно время, чтобы все проверить».

С одной стороны, радовал тот факт, что они отнеслись серьезно. Ведь после первого короткого интервью в Хитроу, когда мне даже не дали толком рассказать о себе (объяснив это тем, что, мол, расскажешь на главном интервью), они выдали документ с формулировкой: «Мы рады сообщить, что ваше дело очень простое и может быть решено в короткие сроки». По сути, это означало, свосем скоро мы вышвырнем тебя обратно, иммигрант. Сейчас же они, наконец, начали изучать все на полном серьезе.

С другой стороны, постоянные переносы сроков оглашения решения давались мне тяжело. Ведь привыкнуть к такому месту, как Хармондсворт, нельзя. Там каждый день на счету. И мало на свете мест, где так отчетливо ты начинаешь ценить понятие свободы.

Однажды в Хармондсворте случился пожар. Вдруг около часа ночи с невероятной громкостью стала орать сигнализация в моей комнате. Мы с соседом подскочили, как и все беженцы, выскочившие в коридор. Пожарную сигнализацию ни с чем не перепутаешь. Да и запах дыма был отчетливо слышен. Но двери нашего «крыла» были прочно заблокированы, и мы находились, по сути, в западне. Лишь через полчаса появился офицер, который произнес какую-то чушь, мол, все в порядке, просто система дала сбой и сигнализацию никак не можем выключить.

Дневник российского беженца. Часть 4-я. «Надежда – самая лучшая из вещей»

Народ не обманешь. Иммигранты так начали шуметь и шипеть, что офицер предпочел ретироваться. А нас так никуда и не выпустили, противную сигнализацию выключили лишь через час.

- Хотят нас свести с ума, - констатировал мой сосед-нигирец. На следующий день выяснилось, что пожар в соседнем крыле действительно имел место быть, и людей оттуда эвакуировали во двор. Почему не вывели нас и откровенно врали, остается догадываться.

В общем, один день сменял другой, пока не наступил День Святого Георга – St. George Day, английский национальный праздник. По этому случаю для беженцев решили устроить самый, что ни на есть, праздник.

Напоминало все это пир во время чумы. В одном из тюремных дворов, том, что покрасивее (там даже несколько дней назад в маленький пруд запустили диковиных рыбок!), развесили десятки английских флажков, поставили мангал, на котором делали хот-доги, провели колонки для громкой танцевальной музыки, принесли африканские барабаны.

Выглядело это все несколько сюрреалистически. Человек десять африканцев, выстроившись в ряд, начинали барабанить какой-то незамысловатый ритм и шагать кругами, из динамиков, тем временем, доносилась, несмотря на истинно английский праздник, индийская музыка, которая приводила в восторг приплясывающих представителей юго-восточной Азии. За хот-дог брали полтора фунта, по желанию клали в него лук и кетчуп.

Погода в этот день, как специально, выдалась шикарная. Вовсю светило солнце, и лучи его были не столько апрельскими, сколько по-настоящему летними. Настроение у всех было прекрасное. Наверное, на миг, несколько сотен несчастных иммигрантов ощутили запах свободы и веселья.

«В том то и прелесть музыки, ее нельзя конфисковать», - говорил герой Тима Роббинса в «Побеге из Шоушенка».

Я наблюдал за этой какофонией звуков со стороны. Пребывать в хорошем настроении становилось все труднее, подходил уже почти месяц моих тюремных приключений...

Наконец, пришла мне в голову светлая мысль: «Если гора не идет к Магомеду...». Пошел я в так называемый Welfare Office, и стал требовать дать мне хоть какой-то ответ, как долго я буду тут находиться, когда будет принято решение, ведь все сроки давно вышли. Каждый день говорят – «завтра». Офицер с фальшивым трагизмом посочувствовал мне и принялся названивать в home office.

Дозвонился не сразу, объяснил суть моей проблемы, там попросили подолждать пару минут, и, о чудо, он передает мне трубку:

- Ваше решение станет известно сегодня, сэр!

Ни больше, ни меньше.  Что ж, уже хорошо. Возвращаюсь на всенародное гуляние. Здесь становится веселее: пожилой индус приглашает на танец молодую английскую девушку-офицера. Та смущена, ведь сотня индо-пакистанцев уже вовсю радостно гудит.

Я ждал приговор. Конечно, я морально был готов к отрицательному решению, которое будет означать подачу аппеляции и еще недельку-другую в Хармондсворте. Но в глубине души я надеялся на положительный исход.

Еще несколько недель назад я посмотрел в интернете карту местности, узнал, на каком автобусе уезжать отсюда, как выбираться. Я надеялся с первого дня.

Помните, как герои «Побега из Шоушенка» спорили поначалу? Морган Фриман говорил, что «надежда – очень опасное чувство», что «надеяться зря не стоит, будет только хуже», а Тим Роббинс настаивал: «Надежда – самая лучшая из вещей».

Часов в пять мне позвонили по телефону и сказали идти к большим тюремным воротам во дворе. Там меня уведут. Чтобы огласить решение.

Месяц ожидания. Терпения. Страдания. Железной силы воли. Утренней молитвы. Ежедневной неугасающей надежды.

Я прохаживался у больших ворот, назначенное время пришло, а все никто не появлялся. Я мысленно чертил для себя два варианта, того, как я проведу сегодняшний вечер. Пойду на ужин, потом традиционно погуляю во дворе и перед сном лягу на кровать, чтобы посмотреть телевизор или почитать книгу с утраченными иллюзиями и разбитыми надеждами, или я, охваченный диким восторгом и опьяненный счастьем, буду нестись со своими чемоданами в поисках ближайшей автобусной остановки и того транспорта, который увезет меня в свободное будущее.

Наконец, за мной пришли. Уже через десять минут я сидел за одним столом с тем самым офицером, который меня интервьюировал. Еще до того, как он произнес решение, внутри меня все кричало и пело: я знал, это – победа!

Так и вышло. Конец мучениям, здравствуй, свобода и новая жизнь.

Дневник российского беженца. Часть 4-я. «Надежда – самая лучшая из вещей»

Уже через пару часов я ехал в лондонской подземке. Изрядно похудевший, с синяками под глазами, бледный, но такой счастливый в душе.

Впереди меня ждали новые испытания, множество трудностей, но я знал: после Хармондсворта мне уже ничего не страшно.

 

 

   



Комментарии


Статьи по теме


Иммиграция


Спектакль «Дуры»Спектакль «Дуры»МАРТА 19 / LONDON
Веселая ПасхаВеселая ПасхаАПРЕЛЯ 15 / LONDON
Кровосток в ЛондонеКровосток в ЛондонеАПРЕЛЯ 8 / LONDON
Спектакль «Морфий»Спектакль «Морфий»ФЕВРАЛЯ 6 / LONDON

Калатог компании в Англии
Реклама
ANGLIYA.today
Facebook
Калатог компании в Англии